Обсуждение и премьера фильма на ТВЦ

Надежды выстрел

В эфире программы «Право знать!» на канале ТВЦ состоялись дебаты перед показом фильма Сергея Ястржембского «Надежды выстрел». Действо интересное с точки зрения «что говорят» до просмотра фильма. Что скажут после премьеры фильма эти же люди не менее интересно, но это по формату осталось за кадром. Общую логику дискуссии ведущий выдерживал под постоянным натиском выхода из рационального в сферу эмоционального. Реакция приглашённых журналистов на постановку проблемы (до просмотра фильма) весьма показательна. Напрямую никто не осмелится заявить, что животные равны человеку, но сами рассуждения об аморальности убийства их  человеком, говорят сами за себя. Мантра неизменна: «убивать животных плохо, мясо есть хорошо. Да мы любим колбасу, но  не убийцы. Убивать это роль психически больных, мы не такие, а просто любим колбасу». Эта реакция ещё раз доказывает насколько глубоки заблуждения всей этой городской публики относительно параллельности социума и мира дикой природы. Прочитал около сотни  комментариев под записью эфира, ничего нового, как обычно - не более 10% зрителей  имеют  навыки критического мышления. Для остальных факты и здравый смысл не работают, эмоциональное берёт верх над рациональным.

Надежды выстрел

Весьма показательный пример в том, что многие из комментаторов поддерживают позицию Софьи Розенфельд, что вроде как не о том разговор, нужно спасать охотничье хозяйство в целом, а трофейная охота — это спорное и сложное. Странно, что кандидат биологических наук и старший научный сотрудник Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова вроде как не в курсе, что есть Руководящие принципы Комиссии по выживанию видов Международного союза охраны природы утверждающие благоприятную роль трофейной охоты. Аналогичные принципы закрепила  Европейская  хартия охоты и биоразнообразия. Эти документы приняты не вчера и фильм «Надежды выстрел» ровно об этом, и дискуссия ровно об этих примерах и об иностранном опыте управления популяциями и восстановлению численности редких видов!  Она же задаёт вопрос, что сделал конкретно автор фильма для охраны природы в России, создал ли он заказник или заповедник? Я так понимаю, что учёный из РАН ещё не в курсе, что особо охраняемые территории в России повсеместно влачат жалкое существование, и само название: «особо охраняемые» звучат как циничная издёвка. У меня, как у зрителя возникает к Софье аналогичный вопрос, который я могу глубже развить: вы реально считаете, что формальная Красная книга и жалкое подобие охраняемых территорий это и есть охрана природы?  

Мнение Сергея Матвейчука на FB здесь.

Комментариев нет.

Только зарегистрированные пользователи, с уровнем - Специалист, могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Загрузка